Аспирант РАНХиГС: «Предприниматели сильно разуверилось в государстве»

Андрей Саблин
27 Апр 2020

На миру, как известно, и смерть красна. Погибать - так с интерактивом! О том, что бизнес уже лежит на ИВЛ и выживут не все - становится понятно даже социологам. Один из них – аспирант РАНХиГС Данил Махницкий создал интерактивную карту бизнеса, терпящего бедствие, своеобразную новую книгу мертвых российского предпринимательства. 

Это кардиограмма замкнувшегося круга проблем и вызовов, которые разоряют в настоящий момент сотни тысяч людей, оставленных один на один с НЕрадиовстью, НЕрасторопностью и НЕспособностью власти.

 

Данил, давайте начнем с самого начала. Что за карту Вы делаете? И почему Вам эта идея пришла в голову?

Это интерактивная карта, на которой предприниматели со всей России ставят точки, где  указывают наименование своего предприятия, описывают проблемы и предлагают собственные пути решения. При этом они отмечают количество сотрудников, чьи перспективы на увольнение высоки.

Вообще, идея с этим проектом возникла у меня после создания соответствующей петиции об обнулении налогов для малого и среднего бизнеса. Она набрала 250 тысяч подписей. Я понял, что эта тема вызывает общественный резонанс, но не хватало какого-то географического аспекта и личных историй. Тогда я и придумал карту, чтобы она смогла  закрыть эти два недостающих компонента и показать, во-первых,  общероссийский масштаб проблемы, а во-вторых, что он персональный, то есть каждый обанкротившийся бизнес – это конкретные люди, конкретные рабочие места в конкретном городе.

Там отмечается бизнес  в очень сложной ситуации. Это можно увидеть в карточке любого из предпринимателей: нажимаете на любую точку, и в ней будет указано, с какими проблемами столкнулся бизнес, почему, и как он из них пытается выкрутиться.

Вы – ученый, социолог, от бизнеса, я так понимаю, человек далекий. Почему Вы обратили внимание именно на предпринимателей?

Для меня это личная история. Мой отец – предприниматель.  У него небольшая фирма по оптовым продажам гофрокартона. Именно он натолкнул меня на эту идею, регулярно делясь со мной своими переживаниями, своими проблемами. И я понял, что ситуация эта требует решений на федеральном уровне.

Вы когда-то работали на минфине Российской Федерации и наверняка знаете, как устроена эта система. Как Вы думаете, она  прислушается к требованиям снизу, «с улицы», «из окна»? Она поддается давлению?

Здесь нет однозначного ответа на этот вопрос. Будет просто ответить, что «да, она не поддается влиянию со стороны», но на самом деле все несколько сложнее, как и все в нашей жизни. Безусловно, когда на уровне министерства принимаются определенные решения, то так или иначе идет, так называемый, замер общественного мнения, то есть меры все равно не принимаются без оглядки на общество, на то, что его волнует.

Я точно знаю, что наша петиция попала в информационные выкладки для министра, и я уверен, что лица, которые принимают решения в финансовой отрасли, с ней ознакомлены. У них есть хотя бы понимание того, что существует массив людей, считающих эту проблему важной. Безусловно, это не будет решающим фактором при выборе решений, для этого существует «лоббизм», но так или иначе, гражданское общество смогло заявить о своей позиции. Это самое маленькое, что можно было сделать, но это необходимо.

В настоящий момент информация по положению дел с бизнесом собирается по самым разным каналам, от самых разных источников. Недавно к этому подключилось даже ФСО. Ваши данные не могут затеряться в этом массиве?

Знаете, когда я почти три недели назад создавал петицию, разговоров о том, что у малого бизнеса есть проблемы  – не было. Ситуация действительно развивается очень стремительно. Многие госорганы начали обращать внимание на мнения предпринимателей. То есть проблематизация успешно была осуществлена, и в данном случае, я признаю, что приоритет нашей истории теряется на общем фоне.  Но мы однозначно были одними из первых, и я считаю, что справились с этим достойно.

Вы, как ученый, когда столкнулись со всеми этими голосами полуживых предпринимателей, какой для себя сделали главный вывод?

Истории, которыми делятся предприниматели, уходят в личную плоскость, потому что они эмоциональные. Все делятся своими проблемами, говорят о том, как им сложно, о том, какие дополнительные проблемы порой создает государство, о том, как они этим недовольны. С социологической точки зрения здесь однозначно можно сказать, что предпринимательское сообщество сильно разуверилось в государстве в этот кризис, а это очень сильно отразится на том, что будет происходить с нами после кризиса. Пандемия когда-то закончится, а недоверие малого и среднего бизнеса к государству однозначно останется.  Думаю, что это очень важный социологический момент.

Это важный выводов для Вас?

По сути, да.

Давайте теперь более подробно остановимся на вашей карте. Как там все работает?

Форма у нас довольно простая. Мы изначально решили не усложнять проект, чтобы не снижать конверсию. Мы запрашиваем  от предпринимателей минимум информации: адрес, название, количество закрываемых рабочих мест. Кроме того, там есть облако тегов, где можно выделить свои основные проблемы, в числе которых – критическое падение спроса, принудительное закрытие компании  из-за каникул, нехватка оборотных средств на зарплату и выплату аренды. По моему мнению, если стоит задача показать масштаб проблемы, нужно путь людей к этой карте упрощать.

Вы делаете какую-то модерацию? И если да, то сколько она занимает времени?

Изначально проверок не было вообще. Потом, когда появились первые публикации о нас, начались проблемы с ботами, которые  хотели положить счетчик. В тот момент мы в экстренном режиме за ночь докрутили верификацию, и теперь все заявки на сайте мы отслеживаем: похоже ли это на правду, соотносится ли это с положением вещей или нет. И если все хорошо, добавляем на карту.

А как Вы это проверяете?

Если мы видим, что пишет индивидуальный предприниматель, у которого плюс-минус пять рабочих мест под угрозой, он описывает собственную сферу деятельности, указывает координаты города, в котором работает, то мы руками пропускаем эту заявку дальше. Если видим, что какое-то предприятие покрупнее, то есть 200-300 рабочих мест, то смотрим по ИНН, совпадают ли адреса деятельности, существует ли такая компания в принципе. Если все нормально, то пропускаем тоже. Соответственно, проверка много времени не занимает.

Сколько компаний уже заявило о себе в рамках Вашей карты?

Последний раз, когда я обновлял, было больше 2800 организаций и больше 21000 людей, которые находятся на грани увольнения.

А Вы можете сказать, судя по своему сайту, какая наиболее пострадавшая отрасль?

У нас нет возможности посмотреть на сайте какие-то конкретные отрасли, но мы с коллегами анализировали эту ситуацию и пришли к выводу, что больше 70% - это сфера услуг, а 30% - это розница чего-либо, либо какие-то производства. То есть в большей степени пострадали услуги. Производство так или иначе тоже очень сильно страдает от снижения сбыта, но еще хоть как-то держится за счет, например, доставки.

Сильно пострадали транспортные компании в городах. Трафика нет, люди не пользуются общественным транспортом, а контракты подписаны с мэриями очень жесткие, и, по факту, городской транспорт «вхолостую» гоняет, сжигая бензин и ресурсы предпринимателей.

Каким Вы видите будущее Вашего проекта? Как он будет развиваться? Нет ли здесь просто желания сделать эффектную дипломную работу?

Конечно, история эта отчасти ситуативная. Когда закончится кризис, карта останется артефактом, в который можно будет зайти и посмотреть, насколько все было плохо. Но у нас есть понимание, что пока бизнес не получает серьезных мер поддержки со стороны государства, он готов помогать  друг другу. И сейчас мы думаем, что логично было бы сформировать дополнительную страничку, на которой размещать в структурированном виде меры B2B поддержки. Пусть бизнес помогает бизнесу!

Поделиться

0.00%
Комментарии для сайта Cackle