Национальный Бузулукский отбор. Часть 2

Дмитрий Урбанович
20 Дек 2019

Рождался национальный парк

В 1976 году, после того как из бора ушли нефтяники, началась работа по организации национального парка «Бузулукский бор», за дело взялись лучший знаток природы бора Ярослав Даркшевиче и его единомышленниками, среди которых был и Александр Чибилев. 2 сентября 1977 года распоряжением Совмина РСФСР бору был присвоен статус «особо ценный лесной массив» – с полным запрещением промышленных рубок леса. 

Александр Чибилёв

Тем не менее через несколько лет, в середине 1980-х, вопрос о добыче нефти в Бузулукском бору на уровне Правительства был поставлен вновь. Нефтью тогда занимался уже заместитель Председателя Совета Министров СССР Вениамин Дымшиц. И опять, выехав в Москву, Рэм Храмов пытал его насчет гарантий безопасности добычи нефти, а оренбургские нефтяники стали готовить соответствующие документы. Но тут началась перестройка, и вопрос о добыче нефти в Бузулукском бору на правительственном уровне в Советском Союзе больше не поднимался.

Больше того. После смены общественной формации уже российский кабинет министров, у которого руки наконец дошли до судьбы народного достояния, 23 апреля 1994 принял Распоряжение «Об организации государственных природных заповедников и национальных парков на территории РФ в 1994-2005 годах». Бузулукскому бору планировалось придать статус национального парка. Областная администрация, которую тогда возглавлял Владимир Елагин, в октябре 1997 года создала комиссию по сохранению Бузулукского бора, а через три года её статус поднялся до межведомственной – уже с задачей проведения обследования состояния скважин на территории бора.

«Оренбургнефть» провело научную работу по теме «Оценка состояния фонда скважин на территории особо ценного лесного массива «Бузулукский бор», выявив 108 структурных, 59 разведочных и 3 эксплуатационные скважины. К первоочередной переконсервации и переликвидации  рекомендовано 24 скважины. К 2001 году три приоритетные скважины Могутовского месторождения были ликвидированы и переконсервированы, на четвёртой работы были начаты, но прекращены в связи с реорганизациями и перераспределением бюджетных средств.

Методом исключения

Как видите, к началу XXI века и в первое его десятилетие будущее жемчужины лесной России выглядело довольно оптимистично.

Национальный парк «Бузулукский бор» входит в обновлённый перечень Минприроды России заповедников и национальных парков, и областная администрация вскоре принимает постановление «Об организационных мероприятиях» на этот счет. В 2006 году принято Постановление Правительства Оренбургской области «О национальном парке «Бузулукский бор». Минприродразвитию области (Коннову М.Ф.) поручено доработать необходимые материалы и направить в Правительство РФ. На следующий год летомраспоряжением Правительства РФ организовывается национальный парк «Бузулукский бор», а к концу года, для руководства которым создается целое Федеральное государственное бюджетное учреждение.

Но! Параллельно с этим запускаются и совсем иные процессы. Может быть, не так заметные, но сыграющие в дальнейшем совершенно противоположную роль.

При разработке эколого-экономического обоснования организации национального парка «Бузулукский бор», в соответствии с Техническим заданием МПР РФ от 07.09.2006, для реализации «Программы по переконсервации и переликвидации скважин...» исключаются из состава его земель 1115 га лесных угодий (именно для ликвидации) в т.ч. две инженерные площадки - 195 га на Воронцовском и 143 га на Могутовском месторождениях.

14 февраля 2007 года протоколом заседания комиссии по доработке материалов, необходимых для подготовки Постановления Правительства, при непосредственном участии С.М.Катасонова, А.А.Жукова, А.А.Чибилёва, А.Б.Сагитова и т.д., было подтверждено решение об исключении из территории национального парка земельных участков под военным объектом, населёнными пунктами, участков для ликвидации скважин, дорог и т.д. А вот это уже существенно. Исключение, сделанное один раз и вроде бы по делу, продолжало плодить другие исключения.

И даже то, что 19 марта 2012 постановлением правительства области вокруг национального парка была создана охранная зона, не предотвратило крайне опасное для бора развитие событий. 

Бор зимой

По бору зазвонил Лесной кодекс

Чуть ли не главная опасность таилась в… принятом зимой 2006 года Лесном кодексе России. Владимир Собчук, директор Бузулукского бора, предостерегал: «Территории особо охраняемых лесных массивов могут быть переданы в аренду любому физическому или юридическому лицу на срок до 49 лет, а также в субаренду… По новому кодексу там разрешены разведка и добыча нефти. Любая нефтяная компания может взять участок леса в аренду и качать нефть без каких-либо ограничений».

В Бузулукском бору находятся порядка 160 скважин, вокруг которых, главным образом, шла и продолжала идти нешуточная борьба. И именно нефтяные компании весьма успешно блокировали и продолжали блокировать все попытки общественных организаций Оренбуржья, его депутатов различных уровней, вплоть до Государственной Думы РФ (письма-обращения в адрес правительства, президента), добиться для бора статуса национального парка. И ни распоряжение правительства РФ от 23 мая 2001 года, которым создание национального парка на территории Бузулукского бора было всё же одобрено, ни государственная экологическая экспертиза, подтвердившая необходимость его создания годом позже, ни приказ министра природных ресурсов, появившийся, в апреле 2003 года не возымели практического действия. Они были завалены, по выражению председателя комитета по природопользованию Законодательного собрания области Сергея Катасонова, комитетом Госдумы по экологии и в аппарате правительства РФ.

Дело потому что было далеко не в статусе. Что в отсутствие статуса, что с получением его с бором происходили и продолжали происходить изменения, и увы, не в его пользу. Лес нещадно эксплуатировался как в рамках закона об охраняемых территориях, так и вне этих рамок. Нефть и газ, которые таились в его недрах, будоражили кровь тех, кто ни о чем другом думать не может. А что бор поражается болезнями, в нем все меньше животных (боровая дичь изведена практически полностью, на копытных браконьеры уже не выходят, а выезжают на бэтээрах), перестойные деревья сжирает пламя… Да и гори оно огнём!

НЕФТЬ глубоко, она в безопасности. И её надо из-под бора высосать.

К тому всё скоро и подкатится.

2007-2014 годы были временем тихой, но непрекращающейся переписки. Институт Степи Уральского отделения российской Академии наук искал подходы к Москве (обобщённое имя, перечислять всех адресантов долго и ни к чему), приводил аргументы. Москва отмалчивалась или отписывалась. Там давно и хорошо усвоили основополагающий принцип «Люди – вторая нефть». Полностью переходить на него мешало только то, что первая пока не кончилась.

«Лес предшествовал человеку, пустыни следовали за ним», -  отмечал великий немецкий географ и натуралист Александр фон Гумбольдт. Эти слова можно поставить как эпиграф к наступившему 2015 году, который мог бы оказаться для Бузулукского бора роковым. И если пока не оказался, то по совершенно случайным, хотя и естественным для современной России причинам.

Конец II части.

Поделиться

20.65%
Комментарии для сайта Cackle